Украинский блицкриг. Чем армия Путина может ответить на наступление ВСУ

Оперативный успех украинской армии в Харьковской области сильно усложнил ситуацию для оккупантов на всем северо-восточном фронте. Чем может ответить Путин – ниже в материале РБК-Украина.

"Спецоперация" России начала не просто буксовать, а демонстрировать "отрицательное наступление". ВСУ за считанные дни освободили огромную территорию Харьковской области, на которой оккупанты топтались больше чем полгода.

Украинская армия сумела изменить конфигурацию фронта. Потеря изюмского плацдарма бросает вызов планам Кремля захватить весь Донбасс. Более того – это ставит под угрозу способность России удерживать захваченные территории в Донецкой и Луганской областях.

Последствия харьковского прорыва не ограничиваются полем боя. Эту операцию уже неделю обсуждают едва ли не все иностранные эксперты и СМИ. На Западе восхищаются украинскими войсками. В России пытаются найти крайнего и критикуют собственное минобороны.

Пока неясно, как на разгром своей армии решит ответить Путин. Ситуация сейчас развивается явно не в пользу Москвы. А у Кремля очень немного вариантов того, что противопоставить Украине на фронте.

Украина ломает российские планы, Россия – свои же мифы

Наступательная операция ВСУ разворачивалась не только на территории Харьковской области, но и южнее. Дополнительный удар был нанесен в районе Святогорска - Лимана на севере Донецкой области, где также базировались войска так называемой изюмской группировки. Святогорск уже вернулся под контроль Украины, а за Лиман оккупанты еще пытаются сражаться, но, похоже, лишь для того, чтобы затянуть время.

Что наше наступление значит для россиян, кроме потери большой территории в Харьковской области? Это еще и потеря части территорий Донецкой области, захваченных после 24 февраля. Во-вторых, из района Изюма и Лимана противник хотел наступать на Славянск и Краматорск до того, как перебросил войска под Херсон. Теперь планы штурмовать эти два города отодвигаются на неопределенное время, если не навсегда.

В-третьих, агрессор рискует потерять позиции и на северо-западе Луганской области. Расстояние к важному транспортному узлу – Сватово – от освобожденного Купянска составляет всего лишь 60 километров. Тогда как из района Лимана открывается путь к Кременной и Рубежному, а дальше – к Лисичанску и Северодонецку.

Вражеская группировка в Луганской области уже оказалась в достаточно затруднительном положении. Ведь через Купянск снабжались не только войска под Изюмом и Лиманом.

"Кризис будет распространяться с севера на восток. Для Луганской области это будет очень проблематично, поскольку значительное обеспечение шло именно через Купянск. Не просто так раньше туда перебрасывалась бригада железнодорожных войск из Ярославля, которая срочно чинила разбитые войной мосты, железнодорожные развязки, инфраструктуру", – отметил эксперт Центра оборонных стратегий, полковник Виктор Кевлюк.

Оккупанты опасаются, что наступление ВСУ перейдет на захваченную ими территорию Луганской области (фото: deepstatemap.live)

Оккупанты пытаются сейчас остановить украинское наступление как можно дальше от админрубежей Луганской области. В лучшем случае – выровнять линию фронта по реке Оскол. Хотя этот замысел выглядит не совсем реалистичным. ВСУ уже закрепились на некоторых участках на левом берегу, откуда есть прямые пути на Сватово.

Директор New Geopolitics Research Network Михаил Самусь считает самым важным результатом харьковской операции то, что украинская армия завладела стратегической инициативой. Это значит, что российское командование теперь не знает, где наши войска нанесут следующий удар.

"Украина получила возможность навязывать противнику то, где будет следующая битва, с какими целями, какого пространственного размаха. Сейчас он вынужден ожидать удара отовсюду. Такая неопределенность ставит российское командование в ситуацию, когда они не знают, где сосредоточить самые боеспособные силы, резервы и так далее. Они сейчас вынуждены думать не о наступлении, а об обороне", – добавил Кевлюк.

Поражение российских войск на северо-востоке – это еще и серьезный удар по самому Путину. Годами он взращивал перед миром репутацию "большого стратега" c "непобедимой армией". Трудно поддерживать этот имидж, когда твои войска пустились в бега перед Вооруженными силами страны, которую в Кремле считали "несостоявшимся государством".

Притом, что в Харьковской области, среди прочего, были части "элитной" 1-й гвардейской танковой армии, которая предназначались для обороны Москвы и противодействия НАТО. После этого деморализация россиян, воюющих на других участках фронта, похоже, неизбежна. То же самое можно сказать и о потенциальных добровольцах, идущих на войну, чтобы подзаработать.

"На левом фланге нашей наступательной операции действовали две бригады территориальной обороны. Эти люди искусно разгромили профессиональную российскую легендарную 4-ю танковую Кантемировскую дивизию. А тем количеством ресурсов, которое противник оставил в Харьковской области, можно вооружить армию небольшого европейского государства, чуть больше Люксембурга", – приводит еще один пример Кевлюк.

Образ "мощи" и "компетентности" культивировался и для внутренней аудитории. Но когда о разгроме оккупантов часами рассуждают даже государственные СМИ, то и не самый смышленый россиянин может заподозрить, что "спецоперация" идет не по плану.

Российская армия деморализована после разгрома изюмской группировки (фото: GettyImages)

"Есть деморализация российского общества и армии. Сегодня уже появились первые признаки того, что Россия в общественном мнении начинает верить в то, что может проиграть войну. И еще один важный результат – это нарастающие конфликты в окружении Путина. Например, в минобороны РФ есть противоречия между Шойгу и его статс-секретарем Панковым, которые по-разному видят дальнейшее течение войны", – сказал РБК-Украина советник главы ОП Михаил Подоляк.

Если говорить о последствиях за пределами России, то ее провал может стать сигналом для тех стран, которые пытаются сохранять нейтралитет или выбрали не ту сторону в войне. Речь, прежде всего, о Китае. После недавней встречи с Си Цзиньпинем в узбекистанском Самарканде Путин сам признал, что у лидера КНР есть "вопросы и обеспокоенность" по поводу кремлевской "спецоперации". То же самое относится и к Лукашенко. Если он не вступил в войну, когда Россия была "на коне", то вряд ли отдаст приказ о вторжении сейчас, когда Путин терпит неудачи.

Тогда как западные союзники Украины, напротив, смогли убедиться, что их помощь дает плоды. Можно предположить, что поставки вооружения от партнеров будут только наращиваться после харьковского блицкрига.

Ответная реакция

Удар на северо-востоке для Путина болезненный, но не настолько сокрушительный, чтобы заставить его отступить. В прошлую пятницу он заявил, что его план на войну корректировке не подлежит, несмотря на контрнаступление украинской армии.

Полагаться на переговоры также не приходится. Возможно, Москва и была бы готова немного сузить список своих требований. Но ей обязательно нужно что-то, что можно представить как "победу". А Киев ясно дал понять, что не пойдет на любые уступки, касающиеся украинской территории.

Один из вариантов, как сейчас будет действовать Кремль – это атаковать на каком-то другом направлении. По сути, потеря Харьковской области уменьшает для противника линию фронта, по которой нужно было растягивать войска.

"Россияне смогут уплотнять свои боевые порядки за счет сокращения линии фронта. И им не придется теперь удерживать большими силами значительное расстояние фронта в Харьковской области и частично в Донецкой. И за счет этого они могут сконцентрировать живую силу, технику по другим направлениям и участкам", – отметил координатор группы "Информационное сопротивление", полковник Константин Машовец.

Россия в ответ на поражение под Харьковом может наращивать силы для атаки на другом направлении (фото: GettyImages)

В Офисе президента также ожидают, что россияне могут нарастить силы и средства на каком-то из направлений, чтобы давить Украину количеством. Но, как считает Подоляк, этот подход уже не будет работать, потому что наша армия, в свою очередь, рушит и продолжит разрушать логистику снабжения оккупантов.

Может ли Россия сейчас усилить войска на донецком направлении? В теории – да. Они ведь и сами об этом заявляли, оправдывая побег своей армии из Харьковской области. Хотя пока остатки этой изюмской группировки переброшены в район Сватово и Старобельска.

"Москва, вероятнее всего, бросит на восточное направление остатки этого третьего армейского корпуса. Но это фактически будет латание дыр. Ударного кулака оно не составляет и кардинально на ситуацию не повлияет. Кроме того, перебрасывание сил на восточное направление не может не ослабить южное. Потому, я думаю, что будут попеременные "хлопки" то на восточном, то на южном направлении", – допустил директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

Если Москва действительно увеличит войска на донецком направлении – они все равно продолжат долбиться в украинскую оборону, как делали все 200 дней до этого. А наращивание сил под Херсоном также бессмысленно, поскольку они там уже в тупике, считает Самусь. По его словам, самым нестабильным сейчас выглядит запорожское направление. Поэтому россияне могут попытаться пойти в наступление там.

Может ли Россия сейчас объявить на всеобщую мобилизацию? Возможно, Путин и хотел бы, но от этого его режиму будет больше вреда, чем пользы. Во-первых, так Москва бы продемонстрировала свою слабость и фактически признала войну войной. Во-вторых, если сейчас в России объявят мобилизацию, она даст эффект только весной, говорит Самусь.

Тем более, что эта идея не будет пользоваться популярностью в обществе. И наверняка приведет к протестам в бедных регионах, где мужчины шли в армию за финансовое вознаграждение. Россияне, скорее, предпочтут наблюдать за войной по телевизору, чем бесплатно отдавать "долг родине" на чужой земле, в которой они могут и остаться.

Так что следует ожидать, что в ближайшее время Москва продолжит опираться на скрытую мобилизацию и вербовку контрактников. В госдуме также готовят специальный законопроект, который упростит вручение повесток о призыве военнообязанных.

Еще один вариант "ответа", который, видимо, уже применяет Россия – это наращивание атак по гражданской и критической инфраструктуре. В день, когда наши воины подняли украинский флаг в центре Изюма, агрессор запустил больше десятка ракет. Те, которые долетели, ударили по объектам энергетической инфраструктуры. В шести областях Украины были перебои со светом и водоснабжением. На прошлой неделе агрессор бил по гидротехническим сооружениям в Кривом Роге, после чего начал подниматься уровень воды в Ингульце. Жителей некоторых улиц города пришлось эвакуировать. Этой ночью было примерно восемь "прилетов" в Запорожье, глава ОВА сообщил, что целью были объекты инфраструктуры. При этом в части города исчезло электричество.

Украинские военные в освобожденном Изюме (фото: GettyImages)

"Мы, прежде всего, ожидаем наращивания интенсивности войны именно против гражданского населения и критической инфраструктуры. Потому что это ключевой элемент в сегодняшней войне Российской Федерации. С точки зрения управленческой тактики и стратегии в военном плане нет креатива и перемен", – говорит Подоляк.

У властей есть несколько задач, над которыми они будут работать, чтобы отразить атаки агрессора или хотя бы минимизировать причиненный вред. Это, по словам Подоляка – диверсификация отопления, электроснабжения и водоснабжения. Вторая задача – физическое укрепление критических объектов – трансформаторов, ТЭЦ – например, бетонными блоками.

Параллельно Украина хочет активизировать переговоры с западными партнерами о том, чтобы они увеличили и ускорили поставки систем ПВО и ПРО. Четвертое направление – это уже непосредственная прерогатива ВСУ, которые будут более интенсивно "отрабатывать" по инфраструктуре обеспечения российской армии. Подоляк уточнил, что это, прежде всего, касается Крыма, где сконцентрировано максимальное количество армейских складов с оружием.

У Вас з'явилося питання?

Ми з радістю на них відповімо.
Зв'язатися зараз